eliomys: (Донна Роза)
Этой зимой открыла его для себя. Почему не раньше? Потому  что "Поэт и гражданин" звучал отовсюду одно время,  было неуютно слушать про политику, я считала это играми престолов и старалась быть подальше. Ха. Я тогда не знала, что за мир сотворил Джордж Мартин в своих книгах и как его шикарно экранизировали, но это немного другая история)

Через этого человека Дух дышит. Через него идет живое слово. Та самая информация в режиме пулеметной очереди, которую он словно с бегущей строки считывает. Наблюдать того, кто это умеет - духовный опыт, честно. Не надо мне сатсангов, дайте послушать умного человека. Я через это просветлюсь. Долго буду удивляться, как могла не пойти на его вечер поэзии, но так уж получилось. Уношу к себе любяще написанное впечатление, чтобы растравлять себе душу и надеяться на повторение праздника.


Оригинал взят у [livejournal.com profile] polina_polinka в Он безутешен

Кое-как еще блюдя условности,
Но уже махнув на все рукой.

Мы ждали 18-го, поглядывали то на билет то на календарь, трепетали, предчувствовали встречу с прекрасным. 18-ое наступило. Зал Чайковского.

Как делают суперстары? – проникают в закулисье с засекреченного служебного хода, одевают там смокинги и лаковые туфли, эффектно появляются перед публикой, чуть-чуть или сильно припоздав, доведя ее до нетерпения, и как бы скатившись прямо с Олимпа.

Быков пришел без двадцати семь с главного входа, влившись в толпу зрителей. Народ тут же опознал жилетку, в которой он в прошлом году ходил на митинги. Организаторы были приятно удивлены тем, что Дмитрий Львович пришел сильно заранее, потому, что на своей лекции он оказывается за три минуты до начала. Зато на жилетке и футболке они обнаружили немало кошачьей шерсти и потратили какое-то время, чтоб ее счистить. Успели выставить свет, и на сцену Быков вышел в семь, потому, что - а смысл тянуть? Те зрители, что вбегали в зал позже семи, чувствовали себя школьниками, опоздавшими на урок.

Он вышел, стал читать и дальше всё - никаких вопросов по поводу жилетки, кошкиной футболки, мятых брюк на сцене зала Чайковского и прочих пощечин общественному вкусу. Потому, что стихи вопросов не оставили. А пощечины только начались.

IMG_1771Быков на фоне органных труб

Read more... )
eliomys: (Default)
И он говорит ей: «С чего мне начать, ответь, - я куплю нам хлеба, сниму нам клеть, не бросай меня одного взрослеть, это хуже ада. Я играю блюз и ношу серьгу, я не знаю, что для тебя смогу, но мне гнусно быть у тебя в долгу, да и ты не рада».

Говорит ей: «Я никого не звал, у меня есть сцена и есть вокзал, но теперь я видел и осязал самый свет, похоже. У меня в гитарном чехле пятак, я не сплю без приступов и атак, а ты поглядишь на меня вот так, и вскипает кожа.

Я был мальчик, я беззаботно жил; я не тот, кто пашет до синих жил; я тебя, наверно, не заслужил, только кто арбитры. Ночевал у разных и был игрок, (и посмел ступить тебе на порог), и курю как дьявол, да все не впрок, только вкус селитры.

Через семь лет смрада и кабака я умру в лысеющего быка, в эти ляжки, пошлости и бока, поучать и охать. Но пока я жутко живой и твой, пахну дымом, солью, сырой листвой, Питер Пен, Иванушка, домовой, не отдай меня вдоль по той кривой, где тоска и похоть».

И она говорит ему: «И в лесу, у цыгана с узким кольцом в носу, я тебя от времени не спасу, мы его там встретим. Я умею верить и обнимать, только я не буду тебя, как мать, опекать, оправдывать, поднимать, я здесь не за этим.

Как все дети, росшие без отцов, мы хотим игрушек и леденцов, одеваться празднично, чтоб рубцов и не замечали. Только нет на свете того пути, где нам вечно нет еще двадцати, всего спросу — радовать и цвести, как всегда вначале.

Когда меркнет свет и приходит край, тебе нужен муж, а не мальчик Кай, отвыкай, хороший мой, отвыкай отступать, робея. Есть вокзал и сцена, а есть жилье, и судьба обычно берет свое и у тех, кто бегает от нее — только чуть грубее».

И стоят в молчанье, оглушены, этим новым качеством тишины, где все кучевые и то слышны, - ждут, не убегая. Как живые камни, стоят вдвоём, а за ними гаснет дверной проём, и земля в июле стоит своём, синяя, нагая.
eliomys: (Прекрасная зеленая)
Пусть нелегко и пусты пороги, истина, вообщем, совсем проста
- здесь ты становишься тем в итоге, кем ты нашёл в себе силы стать.
Строчки из книги - тоска, потеха, пусть тебе скажут, мол, что на том?...
Дом никогда не бросает тех, кто взял, и однажды поверил в Дом.

eliomys: (Поцелуй)
Кто сказал, что маг не имеет права иногда попросить для себя чуток?
Сквозь твои слова прорастают травы, и течет особый, благой поток.
Я, пожалуй, рассказывать здесь не буду, что для нас – твои саги и волшебство.
Просто кто б ни давал тебе шанс на чудо –
пусть он знает:
ты заслужил
его.



http://cheyzheon.livejournal.com/22595.html
eliomys: (5 стихий)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] cheyzheon в Восхождение: Культ Экстаза.
Тане Богатырёвой и Даше Кожевниковой,
за исполнение мечты.


За окном - деревья, мосты, посевы, поезд мчит, дорога ведёт на север, ты кого-то ищешь? Наверно, Севу - поищи его во
втором купе.
Севе двадцать: смуглый, веселый, грубый, укротитель лучших московских клубов, только взглянешь - сердце танцует румбу, Севе двадцать: время любить и петь.
А вагон бежит, громыхает грузом, продают сканворды и кукурузу, завтра будет лето, но Севе грустно - впереди три месяца скучных дней.
Папа - важный босс, у него проблемы, что-то с фирмой, банком, налогом левым, уезжай на лето, сынок, в деревню - от Москвы подальше, к чужой родне.
Позади остались огни и цены, и громады вечных торговых центров, позади друзья, что, наверно, ценят (эй, пойдёмте в Мак, угощаю всех!), повернуть обратно б, вот там бы, там бы...застилает дымом гремящий тамбур, позади - высотки, кафешки, дамбы, рассекают рельсы поля в росе. Всё собрать в кулак, потерпеть, не бросить, подождать, пока не наступит осень, повернуть обратно б - но слишком поздно. Что ж, сиди, к стеклу прислонись спиной.
Вроде всё понятно - вот едет поезд, на часах другой остывает пояс, засыпает Сева, совсем расстроясь, он приедет завтра под утро, но...

...Он не знает - скоро всё станет ярким, вспыхнет жаркой свечкою из огарка, обернётся скука судьбой, подарком, всё вокруг изменит, перевернёт. Всё начнётся с первой случайной встречи - вот он с кем-то вместе идёт на речку, чьи-то песни, шутки, гитара, вечер - и внутри как будто бы тает лёд. Самых близких сложно найти нарочно - в вереницах дней, в вычисленьях точных - мир не терпит end'ов, концовок, точек, кораблей, навеки зашедших в порт.
Самых близких жди по биенью пульса, череде событий, совпавшим вкусам, рассыпает лето черешню-бусы, оставляет след на кармане шорт. Вот июнь - знакомства, дожди и листья, догонять кого-то по тропкам лисьим, по утрам заваривать чай с мелиссой, отыскать Медведицу в полутьме, вспоминать самим (интернет не ловит!) - как готовить кексы, солянки, пловы, хвастать всем в деревне своим уловом - в полдень речка белая, словно мел. Вот костёр в июле - и запах дыма, руки после ужина пахнут дыней, "подари мне велик!" "отстань, дубина!", "господа, мне кажется, мы шпана!"  
Отраженье в озере - ты ли это? Вот загар и кудри как у поэта, колыхает майку под жарким ветром...а мобильник? Месяц в других штанах.
Вот и август - словно всю жизнь здесь прожил, набивать рюкзак золотистой рожью, наблюдать, как стало трухой и ложью всё что так терзало тебя внутри.
Сохрани же лето волшебным гребнем - пусть в тебе живёт, колосится, крепнет, сохрани и в холод тепло деревни - в ней любой из страхов твоих сгорит.
На прощанье в воду - гурьбою, вместе, закусить зубами железный крестик, если будет грустно и будет пресно - по полям письма побежит строка.
Ветер дует с юга - велик и вечен, в твоей жизни будет сто тысяч речек, и не раз еще мир возьмёт за плечи, оглушит тебя переменой карт.

Позади - стоянки, леса, траншеи, Сева едет - камень с реки на шее, в голове - с полсотни лихих решений на сентябрь, год, на десяток лет.
Сева станет - боссом ли, дипломатом, музыкантом, мимом, речным пиратом - всё возможно, коль не свернёшь обратно, если лето спит на твоём крыле.
На вокзале - куча друзей, знакомых, из купе доносится запах дома, вся столица стала большим паромом - всё дымит и крутится допоздна.

Поезд едет - чинно и осторожно - всё случится, только немного позже.
А пока он просто сойдет с порожка.
и никто
не сможет
его узнать.

eliomys: (Донна Роза)
Я Любаня. Мне девятнадцать лет. Лето в городе, что будет завтра, знать бы. Я гуляю с подружкой, милого рядом нет.  У меня каникулы. А осенью будет свадьба.


Милый мой поехал в Питер,
Чмокнул в нос, слезинку вытер.
"Тише, девочка, не плачь,
Не утонет в речке мяч.
Не горюй, моя голуба.
Скоро буду. Скоро, Люба."

Ветер шалит, шелестит листвой, теребит оборки любимого платья. Я гуляю, и весь этот город - мой. Дарит жаркие солнечные объятья. Я гуляю с подружкой, он там один. Последнее лето возраста teen. Жарко и сладко. Тает в руке шоколадка. Добрый Боженька, пошли нам  мороженка.

Я не знаю, кто я и зачем я тут. Отчего я решил ввязаться в это? Как давно я эту войну веду? На мои вопросы ответа нету. И меня самого считай что нет. Распылили и развоплотили. В запредельной схватке, где Тьма и Свет снова сотни миров разворотили. И в последний миг, за секунду до.. дотянулся до пальцев ее из ледяного ада. Ты ж моя хорошая. Прости, если что. Если умер я, значит, так было надо.

Да со всею силой и надеждою бросил себя в нее, девочку мою безмятежную. Да со всею надеждой и силою клубком кинулся под ноги. Лови, моя милая.  Вытащи меня. Выходи меня. Вытанцуй меня. Расскажи меня. Возроди меня..

Я гуляю по городу. Солнце идет в зенит. Только что это тонко в груди звенит? Что за стылый ужас растекся вдруг ? Что с тобой, мой любимый жених, мой друг? Отчего на пальцах соленый лед?.. Рифмы тягучие текут сквозь меня, словно мед. Пряной сладкой смолою, запредельною мглою, бесконечный поток сквозь меня течет. Воин мой, мой паладин, как ты там, совсем один? Нелюдим, необратим. (Что такое паладин?!..)

Я пою на гортанном наречьи, не похожем на человечье. И я песнь свою понимаю! Я к богам и стихиям взываю! Призываю могучие силы возвратить мне моего милого! Нить тугую слов сматываю в клубок. Словно в этом будущего зарок.  Не порвать бы. Иначе не будет свадьбы..

Лето в городе.
Набережная в цветах.
Крики чаек.
Время идет к обеду.
По мосту через Волгу
Идут поезда.
Выходи встречать.
Я еду, родная.
Еду..

 
eliomys: (Default)
"...О детях
И просила женщина, державшая ребенка на руках: "Скажи нам о Детях".
И он сказал:
"Ваши дети - не дети вам.
Они сыновья и дочери тоски Жизни по самой себе.
Они приходят благодаря вам, но не от вас,
И хотя они с вами, они не принадлежат вам.
Вы можете дать им вашу любовь, но не ваши мысли,
Ибо у них есть свои мысли.
Вы можете дать пристанище их телам, но не их душам,
Ибо их души обитают в доме завтрашнего дня, где вы не можете побывать даже в мечтах.
Вы можете стараться походить на них, но не стремитесь сделать их похожими на себя.
Ибо жизнь не идет вспять и не задерживается на вчерашнем дне.
Вы - луки, из которых ваши дети, как живые стрелы, посланы вперед.
Стрелок видит цель на пути бесконечности и сгибает вас Своей силой, чтобы стрелы летели быстро и далеко.
Пусть ваш изгиб в руке стрелка станет вам радостью;
Ибо как любит Он летящую стрелу, так любит Он и лук, остающийся на месте".
eliomys: (Default)
Нет, это никуда не годится. В списке тех, кто его читает, нет ни одного моего френда - кроме той, у кого я о нем узнала.
Мне выпала честь подарить вам радость!  Кто же он? Чей же он, этот Cheyzheon
Кажется, он из Краснодара, и ему двадцать два.
И в него вселилась душа великого барда. Читайте, читайте!




Read more... )

А мир смеётся, он пьян и молод. Какое дело ему до нас.


eliomys: (двое под дождем)
Спасибо, спасибо! Мне нужно было прочесть это именно сейчас. Можно, я  покажу это другим?

Что ты маешься? Словно зудит вся кожа,
Будто внутри сотни бабочек и шило в... тоже.
Пора. Пора уже перестать искать глубину.
Научись пока, что ли, просто ходить по дну.

В твоем мире давным-давно бушует война,
А задумайся на минуту, какая твоя сторона?
Это битва титанов, она разрушает столпы,
Отправляет на бойню слепцов из орущей толпы.

Замри на минуту. Слышишь, они кричат?
Расскажи: что они делят, даже когда молчат?
Не смотри удивленно, не прикусывай губу,
Не пеняй на богов, правительство и судьбу.

Вызывай уже, не бойся, в себе камнепад
Из обломков иллюзий и отслуживших преград,
Из сомнений и старого чувства вины..
Наступает конец этой длинной безумной войны.


Ты воюешь с собой, и всегда было так.
И не счесть столкновений и неудачных атак,
Перемирий, предательств, громких речей,
Горьких слез от обиды, долгих бессонных ночей..

Хватит. Усталость - твой первый знак:
Засевай поле боя, от него отступает мрак.
Тихим голосом с богом душа говорит..
Удивляешься? Знай, не бывает пустых молитв.

Взято здесь. Курсив мой. Эта строфа сильней всего откликнулась.
eliomys: (Донна Роза)
Посвящается Вере П., Элизабет Г. и Дине В.


Мне недавно сказали, что мой мужчина
Придет в мою жизнь года через три, плюс минус.
Раньше думала, услышу такое и крышей двинусь.
Мне тридцать шесть, натура уходит, пора..
Быть одной так долго -  стыдно, не модно.
А вот же ж, сижу и радуюсь  -  ура!
До сороковника я совершенно свободна!

Наконец можно расслабиться, ног не брить,
Целый мир изъездить, исколесить,
Замутить семинар о любви и йоге,
На тарзанке рухнуть головой вниз,
Погулять по Нью-Йорку,  напиться с Лиз,
Начудить, намерить, войти в шорт-лист,
Просто жить...
В трудах, веселье и Боге.


Будь с кем хочешь, как хочешь, любовь моя,
Пока рядом с тобою нет меня,
Не противься вольной мужской природе.
Когда нам с тобою придет пора,
Когда начнется наша игра,
Все твои прежние
Хрупкие нежные
Станут прогнозом погоды
На позавчера.

А мне не нужно тебя заменять
Ни прохожим молодцем,
Ни парнем с экрана.
Я и так хорошо умею кончать -
От чего - можно долго перечислять,
К тому же это часто бывает спонтанно:
От запаха мяты и огурцов, от дикого танца -
Я могу танцевать лучше, чем многие - отдаваться -
От книг, стихов, восклицаний " Светка, ты гений!"
От красивого заката, теплого ветерка,
От прикосновений
К изнанке губ
Кончика
Языка

Грудь, кожа,  прочее.. можешь не переживать,
Женщины моей семьи долго не стареют.
Я еще залечу от тебя в пятьдесят пять,
Буду охать, гадать -  рожать, не рожать?
И знаешь, у ребенка хороший шанс
На счастливый билет в этой лотерее.

Три года. Тысяча и один день. Так надо.
Я буду жить их, с каждой минутой все больше любя.
Когда мы встретимся, я буду так счастьем богата,
Что не хватит всей жизни истратить его на тебя.
eliomys: (без очков)
Леди и джентльмены, представляю вам блог, который, судя по датам записей, был сформирован сегодня. Вотпрямщас!
Свежий совсем, а я в нем первый и единственный пока френд.  Пришла я туда интуитивно, увидев прекрасную зеленую арфу на юзерпике - о Ирландия, любовь моя! - и  моя интуиция  оказалась права!

Вот например:

Старый Джимми, сапожник из Лидса,
Не любил умываться и бриться,
Подстригаться и мыться,
Есть, дышать, шевелиться...
Ничего не любил Джим из Лидса.

Или вот:

(upd: censored про Васю, меня дочь иногда читает:)

В Арагоне жил ребе ученый,
Он любил кушать угрей копченых.
А соленых не ел.
Вот какой беспредел
Старый ребе творил в Арагоне.

Там есть еще круче, ну это как наши частушки, самые смешные - которые самые похабные. При этом тонкая грань между пошлостью и похабщиной, на мой вкус, соблюдена.

Спасибо, Ронан Тирни! Это очень умно и весело. Надеюсь, будет еще:)

Алаверды цитирую по памяти лимерик, который прочла недавно у Екатерины Михайловой:

Одна женщина из России
Шла туда, куда не просили.
Из-под злых жеребцов, из горящих домов,
Пинками ее выносили.

Вот:)
eliomys: (Default)

Меня любят толстые юноши около сорока,
У которых пуста постель и весьма тяжела рука,
Или бледные мальчики от тридцати пяти,
Заплутавшие, издержавшиеся в пути:
Бывшие жены глядят у них с безымянных,
На шеях у них висят.
Ну или вовсе смешные дядьки под пятьдесят.

Я люблю парня, которому двадцать, максимум двадцать три.
Наглеца у него снаружи и сладкая мгла внутри;
Он не успел огрести той женщины, что читалась бы по руке,
И никто не висит у него на шее,
ну кроме крестика на шнурке.
Этот крестик мне бьется в скулу,
когда он сверху, и мелко крутится на лету.
Он смеется
и зажимает его во рту.
eliomys: (Краса)
И пасмурный февраль,
И долгий яркий март,
Весну укутав в тридцать три метели, 
Мне тихо и устало говорят -
Терпи. Еще немного. До апреля...

Profile

eliomys: (Default)
eliomys

March 2014

S M T W T F S
       1
234567 8
9 101112 131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 12:07 am
Powered by Dreamwidth Studios